Статьи По дате публикацииПо автору   

27.06.2008 Елена Бутрова искусствовед, Москва

СИМВОЛЫ ЭТНОФУТУРИЗМА

МУДРЕЦ. Сергей Орлов, Ижевск, Республика Удмуртия

О символике этнофутуризма с точки зрения психологии искусства                                (Альманах KAMWA 2008)

Природа - древний храм, где строй живых колонн

Обрывки смутных фраз роняет временами

Мы входим в этот храм в смятенье, а за нами

Лес символов немых следит со всех сторон.

Шарль Бодлер

    1980-90-ее годы изменили сознание общества в нашей стране , в том числе и творческое сознание. Это отразилось в деятельности небольшой, но яркой группы креативно мыслящих людей, представителей финно-угорских национальностей, которые не одно десятилетие чувствовали на себе агрессию внешнего мира и агрессивное утверждение реализма в искусстве.

       Новое национальное мышления породило и новое явление в художественной культуре удмуртов, мордвы, коми, марийцев, именуемое  «этнофутуризмом». Этот региональный вариант постмодернизма, если рассматривать его с точки зрения психологии искусства, вполне можно определить как естественную реакцию творческого, тонко чувствующего организма на засилье «сенсуального» искусства, своеобразное убежище подсознания художника от гнета и насилия реальности.

       Процесс творчества при кажущейся индивидуальности его создателя, всегда отражает психологическое состояние современного ему мира, дух  времени, тревоги и страхи  эпохи. На подсознательном уровне творчество художников-этнофутуристов представляет собой образное выражение метафизического дискомфорта и озабоченности. Именно в такой пограничной ситуации, как правило, и возникает стремление угнетенного подсознания к своеобразной компенсации – поиск рая, раскрашенного яркими красками, населенного необычными героями, полного фантастическими сюжетами, то есть поиск сверхреального мира, выражаемого в так называемом имажинистском искусстве при помощи специфических образов.     

       Подсознание художника говорит на своем языке –языке символов, порой они рождаются в то время, когда сознание отключено -  во время сна, при галлюцинациях, в состоянии медитации. При всей своей призрачности, нелогичности и неопределенности, образы, возникающие в такие минуты, несут воспоминания о тысячелетнем опыте наших предков. Этот опыт никогда никуда не исчезал, а только копился до поры в глубинах коллективного подсознания человечества. Следы переживаний и размышлений первобытных людей, сохранившиеся в этом коллективном подсознании, и часто спонтанно оживающие в сновидениях их далеких потомков, Фрейд называл «останками древности», а Юнг - архетипами. Именно они, по мнению Юнга «дают жизнь мифам, религиям и философским концепциям, являясь ментальной терапией от страданий и волнений».

       В сноведениях и галлюцинациях в чистом виде проявляется переплетение эго и суперэго, женского и мужского начал, личных и коллективных факторов с многовековой историей и символикой. Поэтому часто художники-этнофутуристы, всерьез работающие на подсознательном уровне, для выражения сути своих образов используют метафоры и символы –выразительные, заряженные собственной психической энергией.

       Свои фантазии и впечатления художник передает в принципиально нереалистической, сходной со сном, а иногда близкой к абстракции манере. Зачатки подобного искусства, основанного на знаках и символах, рассеяны в глубине веков и выражают религиозные представления и переживания давно ушедших людей. Древние изображения можно считать одним из главных источников вдохновенья для современного мастера. Поэтому нет ничего удивительного в том, что этнофутуристов непреодолимо (на уровне подсознания) влечет к себе древность, полная тайн и волшебства.

      Какие же основные архетипы становятся главными объектами эмоционального переживания, изучения и отображения в творчестве художников, позиционирующих себя в русле этого нового течения?

     Из круга жизни. А.Алешкин, Саранск, Республика Мордовия

Звери и Птицы. Древние полагали, что у каждого человека помимо его человеческой души еще есть и так называемая «лесная душа», воплощенная в том звере или растении, с которым он имеет определенное психическое родство. Такой зверь или такое растение считалось человеку братом. Поэтому глубокий сакральный смысл имело  использование масок во время обрядов, когда человеческое и индивидуальное оказывалось тогда скрыто под личиной зверя, но взамен надевший маску обретал достоинство и красоту животного или божества и воплощал уже  архетипический образ.

В творчестве современных финно-угорских художников-этнофутуристов образы животных и птиц встречаются повсеместно – в картинах, объектах, видеоарте, инсталляциях и перформансах. Анималистическая тема всерьез и разнопланово осмысляется в творчестве художников А. Алешкина и П. Микушева. Наиболее же яркую авторскую интерпретацию обрели образы птиц в деятельности музыкантов удмуртской фольк-группы «Тыло-Бурдо» и в творчестве художника С.Орлова.

Камень и Дерево. Испокон веков наши  предки считали камень и дерево местами обитания духов или богов, посредниками между Богом и человеком, воплощением верхнего и нижнего миров. Современных художников привлекают тайны старых мастеров, которые были знакомы с «духами» камня и дерева. Примером возвращения интереса к этническим материалам может служить деятельность резчиков по дереву из мордовского села Подлесная Тавла. А также ряд перформансов и хэппенингов, исполненных по инициативе удмуртского художника Ю.Кучыряна (Лобанова) на этих перформенсах воссоздаются языческие обряды поклонения священным деревьям и рощам  Удмуртии. Деревья и камни стали одними из главных персонажей в работах художника Ю.Дырина.

      КАД  ИЗКИ. Юрий Лисовский, Сыктывкар, Республика КОМИ      

Круг. Круг – этосимвол цельности во всех ее проявлениях, включая взаимоотношения между человеком и природой,  едва ли не самый древний символ, который присутствует в древних солярных знаках и мандолах. Он также любим современными художниками и артистами и трактуется ими, согласно древним представлениям, как символ абсолютной завершенности, озарения и совершенства человека и всей земной материи.



Одним из основных источников вдохновенья современных художников стали сны. По определению Юнга, именно они являются «порождением духа, который ближе к природе…, это дух прекрасного, благородного, но и жестокого божества. Чтобы описать этот дух, надо углубиться  в древние мифы или басни первобытного леса….». В последнее время некоторых этнофутуристов особенно стали занимать эксперименты с собственным подсознанием, занятия креативной деятельностью в состоянии медитации или транса, это дает результаты, интересные с точки зрения психологии творчества.

        Конечно, органичное предкам психическое родство с природой давно  ушло из нашего материального мира, но ореол подсознательных ассоциаций, по мнению К.Юнга, до сих пор придает столь красочный и волшебный вид первобытному миру. Может быть, именно  поэтому произведения художников-этнофутуристов воспринимаются как некие фантастические пейзажи эпохи исчезнувшего сознания и бытия.

       Юнг считает, что  «такие вещи нельзя придумать, они вырастают вновь из забытых глубин, как результат ярчайшего озарения сознания и благороднейшего предчувствия духа, уникальным сплавом нынешнего сплава и многовекового опыта человечества». Истинный символ появляется лишь тогда, когда надо выразить нечто, не охватываемое мыслью, а лишь предугадываемое и ощущаемое.

     Юрий Дырин, Саранск, Республика Мордовия       

Юмор и диковинные идеи современных авторов образуют мост от сферы темного потустороннего мира подсознанья к видимому миру. Хорошо, если при этом связующим звеном между фантастическим и земным выступают не только законы природы, но и  искренняя любовь ко всему сущему.   К сожалению, современный художник, в отличие от своего далекого предка, не всегда бывает свободен от диктата сознания и уловок собственного эго, часто заимствуя символы механически, не задумываясь об их сакральном глубинном смысле. Поэтому, наблюдая за деятельностью этнофутуристов, исследователь должен отделять непосредственное выражение символов, рожденных во время подключения художника к своему подсознанию, от откровенной профанации и желания понравиться зрителю, прослыть модным и оригинальным. Заимствование символа как декоративного элемента, «занятного значка», к сожалению, весьма нередкий прием у современных художников, именующих себя этнофутуристами. Чаще всего оно рассчитано на то, чтобы произвести внешний эффект на малоискушенного зрителя, лишая, в конечном итоге, глубины и серьезности само явление.

        «Моей рукой полностью управляют далекие сферы, разум не участвует в моем творчестве, это что-то другое…», - писал Пауль Клее. Мышление символами, понимание природы их возникновения, серьезности их существования и использования опасно подменять игрой в символы. К тому же если эта тенденция будет прогрессировать, то это вполне может привести новое революционное теченье к вырождению в банальный маньеризм и следование моде.

          Наше подсознание пытается «достучаться» до нашего сознания, и если повнимательнее  прислушаться к сигналам, которые оно посылает нам в виде знаков и символов, наша жизнь сможет наполниться новым более интересным и богатым эмоциональным содержанием.

          Художник придает форму ценностям своего времени, которые, в свою очередь, формируют его самого. «Никто не рисует так, как ему хочется. Художник может лишь стремится к живописи.., на которую способен его век», - считал французский художник Ж.Базен. Но даже при этом творцу остается немало: индивидуальной всегда будет манера, стиль и качество его искусства. Также как, и сознание собственной причастности к истории, и еще ответственность – перед предками, современниками и потомками.